Александр Васенёв. «Из НГУ я вынес доску», или бизнес от науки

DSC_7761m

 Александр, что ты вынес для себя из НГУ?

– Что я вынес из НГУ? Однажды с друзьями вынесли старую коричневую доску, которая стояла у вахты… Наверное, её хотели выбросить, а мы приспособили у себя в комнате для написания шуток для КВН и всяких полезных заметок… Хотя, наверное, не это главное. Важнее, что я нашел в НГУ новые способы работы с большими объемами информации в ограниченные сроки. На ФЕНе тогда испытывали новую бальную систему, и нам приходилось реально учиться весь семестр, усваивать и осваивать информацию, чтобы хорошо написать контрольные. А ещё же нужно было выделять время на КВН, а ещё девушки… И все это в 90-е годы, когда стипендии не хватало даже на хлеб, и мы вынуждены были подрабатывать. Потом просто приходилось усваивать всю информацию в очень ограниченные сроки!

 Конечно, я этому научился, и вынес это учебы на ФЕН НГУ. А ещё вынес очень нестандартные способы мышления наших гениальных преподавателей. Которые, например, научили брать интегралы не только от “x” по “dx”, но и от “Ы” по “dЫ”. Вынес их способы мышления, которые приводят к научным открытиям. Сейчас, хоть я и не в науке, но часто применяю эти способы мышления в бизнес-консультировании, находя такие решения для своих клиентов, которые помогают без ресурсов, с нуля (а бывает и из минуса), выйти на новые рынки сбыта, найти новые продукты, или совсем по-новому развернуть продукт потребителям, или найти такие решения, которые недоступны конкурентам и в разы увеличивают прибыль компаниям. В общем, спасибо НГУ и преподавателям НГУ за этот научно-экспериментальный, практический подход, который очень помогает в жизни!
– Тогда расскажи, что с тобой произошло после университета?

– О, там произошло много интересного. Я проработал в милиции…

 Из химиков в милицию?

– Да после того как я защитил диплом, в котором описал несколько неизвестных до меня органических веществ, которые я подарил миру, меня хотели призвать в Абхазию. Такого подвоха со стороны государства я не ожидал, поэтому чтобы не сгубить свою светлую голову в Абхазском конфликте, я выбрал службу в милиции. После чего четыре года проработал в Налоговой инспекции. Там я понял, что работать на окладе – не для меня. Я был эффективным налоговым инспектором и принес стране многие миллионы, тогда ещё миллиарды, рублей. И я с этого ничего не получил, ну кроме отсрочки от армии и звания Советник налоговой службы 3 ранга (равнозначно армейскому – майор). И тогда я понял: работая на окладе сколько бы я добра не принес, вознаграждение останется прежним. Вот тогда я решил уйти в бизнес, поскольку понял – здесь всё зависит от меня, и сколько труда я внес. Столько прибыли я получу.

 А ты не боялся, что на бизнесмена Васенёва найдется эффективный налоговый инспектор?

– Нет, как бывший налоговый инспектор, я понимал, что налоги платить надо. И всем бизнесменам говорю – лучше не укрываться. В конце концов живем в государстве, давайте по-честному. Налоги платить надо, а вот как минимизировать налоги — это другой вопрос. Законов и постановлений много и часто они противоречат друг-другу. И налог можно заплатить по одному чуть больше, или по-другому, но уже меньше. Но это уже вопрос бухгалтера, а не директора.

DSC_7201mА оптимизация налоговых выплат может стать решающим конкурентным преимуществом бизнеса. Поэтому я работаю с хорошими юридическими и бухгалтерскими компаниями, которые за свой небольшой процент помогают снизить налоговое бремя. При этом я знаю, что я плачу налоги государству, и делаю это честно. И если ко мне придет проверка, у меня в порядке. Кроме того, меня всегда привлекали бизнесы высокомаржинальные, в которых возможный штраф (если вдруг найдется нарушение), может быть легко покрыт за счет высокой прибыли.

 Какими бизнесами ты занимался?

– Сначала был бизнес по записи аудио кассет, потом видео кассет, потом диски, но бизнес по дискам не долго продержался, мы не смогли конкурировать с гигантами отрасли.  После этого был гостиничный бизнес. Мы брали оптом квартиры на год, а сдавали по дням и часам. Я первым раскрутил сайт по этим услугам в Новосибирске. Но сдавать квартиры парочкам или компаниям для пьянок – хлопотно и мы сделали ставку на командировочных, которым не нравится жить в гостинице, в маленькой казенной комнате без кухни. Ведь за те же деньги можно снять квартиру! Соответственно мы оказывали им такую услугу оформляя все документы, как если бы они проживали в гостинице.  Далее были оптовая торговля, оцифровка аудио-, и видеокассет, недвижимость за рубежом, цветочные салоны – это я супруге помогал. Открывал филиалы «Panasonic» и других компаний по проводным телефонам.

Открывал бизнес по тренингам, семинарам, консалтингу и филиалы разбросаны по всей России и даже в Казахстане. Это бизнес с 7000 рублей, можно и без этих денег, но с 7000 быстрее. Это затраты на рекламу. Когда мы знаем своих клиентов и где они водятся, мы даем точечную рекламу, появляются клиенты, которые оплачивают вложения и приносят деньги на развитие. Делал франшизы «Фабрики бизнесов», колл-центра и много еще чего. Но все эти бизнесы мне не очень нравились, поскольку ученый во мне еще остался.

И ту радость, когда ты сделал для этого мира что-то новое, бизнес даёт не всегда. Держать в руках вещество (я как химик-органик) которое до тебя никто не держал, которое было недоступно до тебя, – вот непревзойденная радость! Желание сделать что-то для мира, а не только для Новосибирска осталось во мне, и я сейчас его активно реализую.

Года полтора назад я понял, что мне не интересно перепродавать товары мировых производителей «Panasonic», «Brother» здесь. Мне интереснее найти здесь каких-то самородков и продавать миру их разработки. То, что мне попадалось в первый год, было круто, но масштаб маловат – типа магазинчика 3D печати. А вот сейчас пошли очень интересные проекты. Например, проект по глубокой переработке зерна. Интереснейший проект, очень большой, у меня даже нет таких денег. Но этот проект может закрыть потребности России в крахмале, кристаллической глюкозе, и других веществах, которые мы сейчас импортируем. Классно же реализовать такой проект, который поможет России стать независимой в этих продуктах!

 То есть не просто так, а в масштабах государства решить проблему импорта стратегического сырья?

– Да. И не только по глюкозе но и по био-разлагаемым полимерам, это сырьё для пакетов, посуды, бутылок и много еще чего. Проект просто кайфный, не знаю удастся ли его сделать – очень затратный, хотя и прибыль прогнозируется очень хорошая. Есть еще проект по внедрению кавитаторов в сельское хозяйство, для переработки продуктов – получение джемов и паштетов. И для утилизации отходов животноводческих хозяйств. Есть проект по производству продуктов питания длительного хранения с сохранением всех полезных веществ на протяжении до 7 лет! Есть проект по лазерно-алмазным вечно-острым ножам. И много других проектов, на разных стадиях проработки бизнес-планов.

 Насколько ваш проект открыт для ученых?

– Абсолютно открыт, любой институт или просто ученый может связаться с нами, для того что бы мы помогли продвинуть их разработки на рынок. Сейчас в нашей компании «Сиб Смарт Дистрибьюшн» собралась команда профессионалов в области маркетинга, продаж, рекламы, которые также заинтересованы в продвижении местных технологий. Сначала мы сами искали по институтам что есть интересного, теперь на нас выходят с предложениями о сотрудничестве. Последний такой случай: Институт теоретической и прикладной механики, вышедший на нас со своей технологией лазерного упрочнения режущих поверхностей. По сути эта технология позволит создать не затупляющиеся ножи, о которых мечтает любая девушка! Да и не только девушки, но и парни, которым некогда возиться с заточкой ножей.

x_1fd3dfedНа зимней школе Академпарка мне понравился проект бизнеса по подометрии – создании ортопедических стелек, где разрабатываем и приборную часть и серверную и разработку защиты идеи от копирования. Как поставить поток клиентов и что предложить человеку. Скорее всего помогу и этому проекту уверенно встать на ноги и выйти на федеральный, а может быть, и на мировой уровень!

Еще работаем с институтом, органической химии который разработал фото-полимеры способные создавать голограммы более качественные чем существующие сейчас алюминиевые голограммы на деньгах или акцизных марках. Можно создавать объемные визитки, или печатать объемные картины. Еще одна технология НИОХ, которая мне понравилась, – это высокомолекулярный полиэтилен, эластичный и очень прочный (пуленепробиваемый) материал.

Так что сейчас ситуация кардинально поменялась, год назад мы не знали где взять инновации, сейчас не хватает людей для разработки внедрения на рынок изобретений. Мы объясняем рынку что в этом изобретении, для чего его можно применить и кому оно нужно. Мы позиционируем свою компанию как фирму по внедрению, продвижению и продажам высоких технологий (инноваций). Мы создаем полный цикл предприятия вместе с продажами.

Зачастую ученый не представляет ценности своего открытия. Он считает, что он случайно наткнулся на какой-то эффект и миллион – хорошая цена за него. А то что на этом можно зарабатывать миллиарды для компании, и десятки (а то и сотни) миллионов для себя, нам приходится объяснять. Работая через нас, технологии не уходят из страны, и каждый получает свои проценты, ученые за разработку, мы за продажи.  Продавая своё изобретение ученый снимает с себя ответственность за судьбу разработки. Мы же сохраняем технологии в регионе продавая готовые продукты.

 Ты хочешь сказать, что в вашей компании такие ответственные люди с государственным подходом?

– Других не держим.

 Видимо, что-то поменялось в этой стране…

Автор: Антон Лысенко

Метки: ,