Бремя перемен. Интервью с Игорем Кузнецовым

image descriptionКогда речь заходит о перспективах развития нашей страны, чаще всего слышишь диаметрально противоположные точки зрения. Но на чем основываются эти взгляды насколько они близки или далеки от реальности? Прокомментировать ситуацию мы предложили генеральному директору группы компаний «Фактор», кандидату физико-математических наук Игорю Кузнецову. Человеку, чьи прогнозы обычно не только сбываются, но и приносят немалую прибыль.

Игорь Борисович, последнее время слова «инновация» и «модернизация» звучат так часто, что перестаешь улавливать их значение. А может быть, никакого значения и нет?

– Давайте не будем путать – проблема не в терминах. Если говорить предельно простым языком, модернизация предполагает изменение и улучшение уже существующего, а инновация – появление принципиально нового. Можем ли мы отказаться от такого переформатирования нашей экономики и при этом не очутиться на задворках современного мира? Нет. Так что суть не в словах…
Посмотрите, рядом бурно развиваются Китай, Индия… Очень быстро меняется в лучшую сторону экономика Монголии. Она точно получит мощный приток инвестиций в ближайшие 10-15 лет. А еще Казахстан, Туркмения, Узбекистан, Таджикистан… Про них тоже не стоит забывать. Обратите внимание, я сейчас говорю только о ближайших соседях. Чем мы ответим на эти вызовы времени?

Однако, сколько не говори «халва, халва…» во рту слаще не станет. Чего нам только не обещали за последние пятьдесят лет…

– Тут возразить нечего: у нас имеется богатый опыт, когда слова превращаются в лозунги, а лозунги в мыльные пузыри. Но главную опасность я вижу не в этом. Инновации приживаются там, где их готовы внедрять, а у нас нет реального спроса на инновации. Возьмите любой существующий завод Новосибирска: как на нем может появиться спрос на инновацию, если в цехах оборудование 70-х годов?
Или вот еще интересный вопрос: а кто будет проводником инноваций в реальном секторе экономики? Ведь не секрет, что за последние пару десятилетий понятия «инженер» и «рабочий» были полностью девальвированы. Поэтому прежние кадры старели, вымывались из промышленности, а новые так и не появились. И возникла огромная яма, когда нормальных специалистов, способных тянуть на себе «инновационный прорыв», днем с огнем не сыщешь.

Может быть, все дело в том, что промышленность у нас до сих пор не вышла из затяжной летаргии «переходного периода»?

– Оживление промышленной политики в стране есть, но оно пробуксовывает. Некому воплощать. Мы почему-то забыли, что развитие России два последних века было напрямую связано со словом «инженер». Да и сам Новосибирск появился благодаря инженеру Гарину-Михайловскому. А что такое современный рабочий? Пришел токарь, встал на деревянный помост и включил станок? Ничего подобного. Недавно прочитал, что в Санкт-Петербурге искали слесаря по работе с программно-числовым оборудованием. Предлагали зарплату в 100 тысяч рублей и долго не могли найти. А нам предстоит перешагнуть из уровня технологий третьего поколения в пятый. Улавливаете?

– Картина складывается не самая оптимистичная. Что может развернуть для нас ситуацию в плюс? У нас есть какие-то козыри?

– Безусловно. Начнем с того, что людей, способных мыслить инновационно, в России больше, чем где-либо в мире. Но мы до сих пор не умеем ценить и разумно использовать эту огромную энергию. Превращать ее в реальные достижения. Сейчас чаще всего получается так: человек создал нечто новое и смотрит, кому эту разработку продать. Не видя покупателя в России, он, естественно, идет на запад, в крайнем случае, на восток. Таких историй просто тьма.
Что еще? У нас до сих пор сохраняется высокий уровень образования. Я сам выпускник Новосибирского университета и считаю, что это удивительная школа. К нам приходили в аудитории и читали лекции ведущие ученые страны, которые обладали новейшими знаниями, а сам Академгородок изначально был «заточен» на союз науки и университетского образования. Поэтому нас, главным образом, учили самостоятельно мыслить и получать знания. А это главное. Не важно, куда попадают выпускники университета – в науку, в бизнес… Они всегда добиваются успеха.
Наконец, огромное преимущество России – природные богатства. Мы любим посыпать себе голову пеплом: ах, у нас сырьевая экономика! А надо радоваться. У страны имеется мощный потенциал, который при разумном использовании может стать локомотивом для всей российской экономики. Только надо сверхдоходы от продажи сырья направить в нужное русло. Но не директивным методом, а создать для этого комфортные рыночные условия.

– Китай, когда менял свой курс, не имел ни одного из этих преимуществ. И тем не менее он, а не мы соперничает сейчас за лидирующие позиции в мировой экономике. Почему?

– Об этом часто забывают, но механизмы китайской экономики изначально создавались по образу и подобию нашей. Только они, как говорится, на «мягких лапах» двинулись к мировому рынку, а мы, дабы не ударить лицом в грязь перед «цивилизованным сообществом», наделали массу… лишних движений. Такого трагического опыта становления и ломки, краха и подъемов, как у нас, ни у одного государства в мире нет. Китайцы мне не раз признавались, что многому учились на наших ошибках, а вот мы не извлекаем уроков даже из своих собственных. В итоге на карте России технопарки только начинают появляться, а у них «инкубаторов» по выращиванию новых видов бизнеса уже сотни.
Китай научился не только конструировать автомобили, но и процессы развития экономики. Там, например, сумели создать сеть бирж, через которые можно продать абсолютно все: и долги, и последние инновационные разработки, и предметы искусства, и даже спортсменов. А государство выступает гарантом чистоты сделок. Этот подход можно сравнить с китайской кухней, знаменитой не только разнообразием блюд, но и тем, что в них порой используются самые неожиданные ингредиенты. В котле китайской экономике «варится» все, что способно приносить прибыль. Результаты известны.

– Есть ли у «китайского экономического чуда» особенности, которые нам стоит перенять? Ведь не все же у них держится на многочисленности населения и дешевой рабочей силе?

– Мы все твердим как заклинание: инновации, инновации, инновации… А китайцы поступают просто: находят узкое место, мешающее им соединить людей, создавших новый продукт, с компаниями, которые хотели бы его внедрить, а потом придумывают, как можно изменить систему. Подчеркиваю: на государственном уровне. Вот я, допустим, создал прекрасное изобретение – покраска облаков в зеленый цвет, и что дальше? Нужен же механизм продвижения. Как о моем изобретении узнает рынок? Кто защитит мою интеллектуальную собственность?
Если все происходит по «законам джунглей», то изобретатели вынуждены либо тратить всю жизнь на продвижение своих разработок, либо отправляться туда, где существует так называемый «пояс внедрения», где есть цивилизованные рыночные отношения и системный подход. Представьте, что вы владелец шикарного автомобиля, но в городе, где вы живете, нет правил дорожного движения и жуткие дороги. Что вы будете делать? Или угробите автомобиль, или поменяете место жительства. Другого не дано. В Китае движение экономических потоков успешно регулируют разнообразные биржи. Мне кажется, тут у них есть чему поучиться.

– Сейчас экономика России занимает девятое место в мировой табели о рангах. Можем ли мы еще сократить отставание от лидеров?

– Россия – страна нереализованных возможностей. Если бы в двадцатом веке ее миновали смуты и войны, она давно могла выйти в мировые лидеры по уровню экономического развития. Но ведь не миновали… Поэтому сейчас очень важно сохранить в стране стабильность и попробовать наверстать упущенное.
Как конкретно? Назову лишь один из вариантов. У нас продолжается освоение газовых, нефтяных, угольных, железорудных месторождений, добываются золото и алмазы, строятся дороги. Но ведь делается это все не голыми руками, а при помощи техники, которая составляет очень весомую долю стоимости работ. Куда уходят эти огромные деньги? Большей частью хорошо известным зарубежным фирмам, среди которых американская компания «Катерпиллер», японская «Коматсу», китайская «Шантуй». А почему бы не создать такой центр машиностроения у нас? Да, для этого нужна государственная воля, нужны деньги, но ведь финансовые вложения гарантированно окупятся в будущем.
Однако тяжелое машиностроение еще не все. Любой объект Газпрома, Роснефти или РЖД концентрирует усилия самых разных отраслей: нужен металл, трубы, сварочное оборудование… Поэтому, если грамотно выстроить всю систему обслуживания магистральных видов деятельности, которые будут развиваться на протяжении ближайших 20-30 лет, можно добиться потрясающего эффекта в целом. Возникнет цепная реакция, которая способна оживить реальный сектор экономики России и стать настоящим прорывом для всей страны.

По материалам журнала «Неизвестная Сибирь», №7

Справка ГК «Фактор»

«Фактор» берёт начало своей истории в 1987 году с основания научно-производственной компании в Новосибирском Академгородке. Компания занималась разработкой, производством и продажей высокотехнологичных экологически чистых источников тепловой энергии. Её основатель – кандидат физико-математических наук Кузнецов Игорь Борисович.

 История успеха «ФАКТОР» включает в себя постоянный поиск наиболее стратегически перспективных отраслей экономики для последующего инвестирования и развития в них. Неоднократно объектом выбора становились абсолютно новые направления деятельности, обладающие высоким потенциалом роста и открывающие обширные горизонты будущей деятельности. В настоящее время «ФАКТОР» связывает участием в активах компании из области производства оборудования для горнодобывающей промышленности, производства тяжелого электротермического оборудования, создания и эксплуатации сервисной инфраструктуры в нефтегазовой отрасли, сферы жилищного строительства:

  • Компания «Сибтрубопроводстрой» начала свою деятельность в области трубопроводостроения в 1956 году. «Сибтрубопроводстрой» – одна из крупнейших российских компаний по ремонту и строительству газо- и нефтепроводов на территории Сибири и Дальнего Востока.
  • «Сибирская Машиностроительная Компания», объединяющая мощности по производству технологического оборудования для предприятий угольной и горнорудной промышленности, а также являющаяся стратегическим партнером международной компании «Caterpillar» в Сибири.
  • «СИБЭЛЕКТРОТЕРМ» – крупнейший в России и СНГ разработчик и производитель электротермического  оборудования. Около трети всего оборудования поставлено заводом на экспорт в 32 страны мира, география этих  поставок простирается от Бразилии до Австралии. Продукция ОАО “СИБЭЛЕКТРОТЕРМ” соответствует мировому техническому уровню, требованиям промышленной безопасности и международным стандартам качества.
  • В октябре 2009 года была учреждена Российско-Китайская универсальная торговая площадка «Фактор», на базе которой было подписано Соглашение о сотрудничестве с китайской инвестиционной биржей China Beijing Equity Exchange (CBEX). Созданная площадка открыла доступ к привлечению прямых инвестиций и дала возможность сотрудничества с инвестиционными подразделениями крупнейших компаний Китая.
  • Компания “Фактор-Строй” сочетает профессионализм и следование высочайшим стандартам качества с глобальным видением бизнеса и вниманием к деталям. Первым проектом компании стало строительство жилого комплекса «Рихард» в новосибирске. Создание комфортной городской среды, в которой обеспечены достойные условия проживания по разумной цене — главная задача авторов “Фактор-Строй”.