Антон Уницын: «Желая развивать творчество в себе, вы должны сами развиваться как личность»

Фото: Анастасия Давлетгильдеева

Любимая книга нашего героя – «Трудно быть богом» братьев Стругацких, любимое место в Академгородке – НГУ, потому что «с ним очень много хороших ассоциаций». Фраза, которая подбадривает Антона, – «Принимая себя таким, какой ты есть, ты лишаешь себя возможности быть таким, каким ты хочешь быть».  

Антон Уницын – выпускник ФФ, член Союза Фотохудожников России, член Русского Географического Общества, преподаватель курса «Фотожурналистика» в Новосибирском Государственном Университете. Лауреат государственной стипендии в области культуры и искусства за 2012 и 2015 года, победитель региональных и всероссийских фотоконкурсов.

– Антон, скажите, как поменялось ваше мировоззрение до и после занятия фотографией?

– Фотография скорее следствие развития этого мировоззрения. Я не пытаюсь изменить себя ради фотографии, я использую фотографию для самовыражения. Я такой, какой я есть, и я делаю именно такую фотографию, потому что я такой, какой я есть. Я стараюсь снимать так, как мне нравится, и считаю, что именно в этом цель любого творчества – уникальность, неповторимость. Я и за клиентами не гоняюсь, как коммерческий фотограф – ко мне просто приходят такие же люди, как я.

– С чего началось ваше увлечение фотографией?

– Началось всё с фотоаппарата, как и у многих. У меня была очень утилитарная цель: мне фотоаппарат нужен был, чтобы переснимать лекции, которые я пропустил. Брал я его у папы, он был строителем, снимал им объекты. Так получилось, что кроме лекций я стал снимать что-то ещё. Стали копиться снимки, которые нравились мне не тем, что на них изображено, а тем, как они выстроены. В определённый момент я понял, что изображение становится большим, чем изображаемое.

Фотография Антона Уницына, серия «Время сессии» (2009)

Серия «Время сессии» (2009)

Потом у меня была выставка в НГУ, такая позорненькая, когда я сейчас уже на неё смотрю. Тогда я отнёсся к этому философски, ничего особенно художественного в своих работах не видел. В 2006 году у меня появилась зеркальная камера, можно сказать, что с этого года я занимаюсь любительской съёмкой. С 2009-го года я коммерческий фотограф.

– Как вы этому учились?

– Учился сам, потому что было такое время. Если вы знаете, то эра цифровой фотографии началась с 1998 года с появлением камеры Nikon 1D. То есть, прошло всего восемь лет, и я начал фотографировать. Многие профессионалы всё ещё «сидели» на плёнке, а те, кто пересел на «цифру», сами толком не умели с ней обращаться. Это большой сдвиг в мозгах, потому что нужно освоить много компьютерных программ и методик постобработки.
В итоге я учился сам. Конечно, тогда ты получаешь более глубокие знания, но это затрачивает больше времени. В течение чуть ли не года я осваивал камеру, все её возможности.

– Фотография «проникла» в вас настолько глубоко, что если вы увидите некий хороший кадр, то сразу побежите снимать?

– Не знаю, всё зависит от ситуации, от того, насколько этот кадр важен. Бывает, что я просто фотографирую глазами, мне достаточно того, что я этот кадр увидел. Я выхватил его рамкой кадра из непрерывной реальности, осознал и понял, что если бы у меня была камера, то я бы снял его. Иногда этого достаточно.
Ещё видите, в чём дело: в момент съёмки ты не всегда осознаёшь, что ты снимаешь. Ты действуешь по каким-то течениям, ожиданиям, интуиции. Нет такого, что ты говоришь сам себе: «О, сейчас я снимаю шедевр! Вот я это прямо понимаю!». Почти никогда.

– То есть, всё всегда происходит по наитию?

– Поймите, насколько всё быстро происходит, меняется. Секунду назад было таким, дальше может быть лучше, хуже с точки зрения какого-то решающего момента. И в принципе не успеваешь подумать, насколько всё хорошо, разве что почувствовать. А чтобы понять, шедевр ли это, нужно сравнить со всеми своими предыдущими работами, с каким-то общим космосом фотографий, наработанных до тебя, и понять место этой фотографии.

– Другое дело, что это уникальное творчество не все понимают, оно не всем нравится.

– А вы пробовали хоть раз всем понравиться? Тоже не получится. Смысл делать фотографию, которая понравится всем? Нет, бывают такие фотографии, наверное, но я не уверен, что это цель. У каждого автора свой подход.

– Можно ли как-то развить в себе талант к фотографии или с этим можно только родиться?

– Фотография состоит из двух частей: часть ремесленная и часть творческая. Ремесленной части можно очень просто и эффективно обучать. Но то, ради чего стоит заниматься фотографией, это именно часть художественная. Вот где эта бездна, глубина, где существует водоворот смыслов, коннотаций и всего подобного. Этому нельзя научить. Творческая часть больше про ваш культурный и общечеловеческий уровень.

Фотография Антона Уницына, серия «Тишина ожидания» (2011)

Серия «Тишина ожидания» (2011)

Желая развивать творчество в себе, вы должны сами развиваться как личность. И это совершенно необязательно должно быть связано с фотографией. Вы можете читать книги, вы можете встречаться с интересными людьми – много точек роста. Потом это всё равно будет опосредованно влиять на ваши фотографии.

– Скажите, что для вас самое сложное и самое простое в съёмке?

– Это одно и то же. Это сама фотография. Потому что, казалось бы, порой фотография возникает сама, без малейшего твоего воздействия, как некое чудо, как некая данность. Тебе просто остаётся понять, что она хорошая. А иногда это очень сложно, приходится задумывать какие-то кадры, какие-то коварные планы, мучиться, мучиться и так и не прийти к желаемому результату.

– Какой у вас любимый жанр?

– Документальная фотография. Мне она интересна прежде всего своей многогранностью. Она ставит перед собой цель передать отношение автора к говорящему. Это, скажем так, непостановочная арт-фотография. Поймать в неостановимом потоке жизни моменты, которые бы ярко рассказали и описали бы то, что автор думает, чувствует и считает – сверхзадача.

Фотография Антона Уницына, проект «Ищу семью»

Проект «Ищу семью»

Единица документальной фотографии – ещё и история, как рассказ, предложения в котором нельзя переставлять, менять местами, потому что будет искажение смыслов.
Плюс мне не чужда художественная сторона фотографии. Для меня важнее не что я снимаю, а как я это снимаю. Можно выбирать разные стратегии: можно пытаться ездить везде, снимая уникальные события как попало, а можно стремиться снимать обычные события так, чтобы они становились интересными. И лично мне ближе второй путь. Стратегия не первого, а лучшего.

– По роду своей деятельности вы много путешествуете, и наверняка копится некая усталость. Как мотивировать себя на работу?

– Не знаю, я не чувствую, что особо устаю. Я недавно вернулся с недельных съёмок, снимал по двенадцать часов в день. Ну да, я немножко физически устал. Но было-то прикольно на самом деле.
Наверное, всё дело в том, что у меня нет определённого графика. Я просто живу. Я могу посреди зимы собраться и уехать в Шерегеш, потому что там выпал снег. Поэтому мне и не надо себя мотивировать. Фотография для меня  это любимая работа, а от любимой работы нельзя устать, можно только соскучиться.

– Скажите, как вы стали преподавать?

 Как я стал преподавать? О, это вообще загадочная история. Честно, я даже не помню, сколько лет я этим занимаюсь. Либо с 2010-го, либо с 2011-го года. С факультета журналистики предложили – я согласился (улыбается). Сначала это был спецкурс, направленный на формирование каких-то базовых навыков и умений, а потом добавился обязательный курс для журналистов-печатников, где мы учимся именно делать истории.

– Что вам приносит преподавание?

– Да только моральное удовлетворение! Думаете, зарплата что ли? (смеётся). У меня бабушка педагог с сорокалетним стажем, и мне это передалось, видимо. Но преподавание – это точно не ради денег.

– Как педагог, вы можете определить, у кого будет получаться фотографировать, а у кого не будет?

– А так никогда не скажешь. Может прийти человек с хорошим портфолио и ничего не делать, а  человек с более скромными начальными позициями может его даже в процессе курса обогнать.
В любой деятельности человека очень большую роль играет труд и количество вкладываемых усилий. Есть такой миф о таланте, что либо ты талантлив в этом, либо нет. И если ты талантлив, то у тебя сразу получается всё, а если нет, то даже лучше не пытаться.

Фотография Антона Уницына, проект «Ищу семью»

Проект «Ищу семью»

На самом деле, талант – это наше предубеждение о том, что получается у нас чуть легче или чуть сложнее. За любым успехом всегда стоит труд. Талантливый человек – это человек, который много трудится, умеет организовывать своё время и особо не ленится. Каждый может по-своему достичь совершенства, но это будут совершенно разные пути и совершенства. И они будут оцениваться по-разному.

– Вы закончили физический факультет. Что заставило выбрать именно его?

– Я хотел быть учёным. Больше шести лет я работал в НИИ, писал научные статьи, вёл исследования. Я написал диплом бакалавра, потом диплом магистра, потом два года учился в аспирантуре и ушёл со второго курса в другую профессию. Никогда не пожалею, что выбрал физфак, потому что это некое фундаментальное образование. В том смысле, что профессия – это некий набор навыков, а образование – это то, что остаётся после обучения. Это система знаний и возможность добывать эти знания. С этим я связываю и то, что я достаточно успешно смог самостоятельно обучаться фотографии, систематизировать и структурировать информацию.

Серия «Характер спасителя»

Серия «Характер спасителя»

Я считаю, что физфак сыграл в моей жизни большую роль, и я очень благодарен этому факультету. Все естественно-научные факультеты строят очень большую базу знаний в голове у человека, и с этой структурой можно идти куда угодно.

– Какая у вас жизненная философия?

– Счастье – это путь, а не конечная точка. Также очень ценны семья, любовь. Я считаю, что это вообще конечный смысл всех тех усилий, которые мы здесь прилагаем. И саморазвитие, в общем-то, нужно только для того, чтобы потом показаться достаточно мудрым, чтобы построить те отношения, которых ты хочешь.
В людях же я ценю умение быть искренними и открытыми. В повседневной жизни мы носим маски, боимся других людей, своих эмоций и очень много за счёт этого теряем. Из-за стремления обезопасить себя люди отказываются вообще что-то чувствовать, жизнь становится серой, неинтересной. Для меня очень ценно, когда люди это понимают и умеют идти на открытый эмоциональный контакт.

Текст: Даша Слепнёва

Источник: НГУ в лицах

Метки: ,