НГУ. Атмосфера: В. Н. Опарин о гремучей смеси молодых профессоров и студентов

oparinВиктор Николаевич Опарин

Член-корреспондент РАН, доктор физико-математических наук, профессор. Основатель и заведующий кафедрой геомеханики ГГФ НГУ

Выпускник геолого-геофизического факультета 1974 года

 

Университет дал путевку в большую жизнь. Он дал необходимую, универсальную базу, но дальше надо развиваться уже самому.

Из студенческой жизни запомнилась атмосфера. Ее создавали, в первую очередь, профессоры. С большой буквы. Это и педагоги, и деятели науки. У нас с вами в НГУ есть уникальная возможность – получать сведения из первых рук: от творцов науки, культуры. Хорошо знать историю, без приукрашивания. Историческая конъюнктура, которой грешит последнее десятилетие, в те годы чувствовалась меньше всего – максимально объективный взгляд на историю, культуру России как великого государства. Профессоры показывали пример мудрости в отношении к жизни, прививали нам стандарты человечности, культуры, в самом широком понимании этого слова, и главное – гражданскую позицию, без чего люди уподобляются перекати-поле. Это растение от легкого дуновения ветра летит по степи, куда потоки воздуха вынесут, а университет – это формирование «корневой системы». Университет и отличался тем, что такие базовые позиции, явно или неявно, были заложены в основу подготовки кадров. Профессоры и студенты могли спорить, беседовать «на равных» и впитывать, с одной стороны, молодой задор и незашоренность взглядов – это студенты, а с другой стороны, приобретать «элемент задумчивости» – это профессоры. Профессоров своих мы воспринимали не как назидателей, а как коллег и старших товарищей.

Наша студенческая жизнь бурлила. Бурление создавалось двумя сторонами – молодыми профессорами и самими студентами – это гремучая смесь. Маевки проходили в неформальном  сообществе: в лесу, на Обском море, очень весело, культурно, эмоционально отмечали эти весенние победоносные дни. А какие были экспедиции! Проехали, проездили Алтай, прекрасную жемчужину потенциального туризма, Камчатку, Сахалин. Все шло в тесном взаимодействии, общении, обмене.

Ведь трудно сказать, что и когда ты получил от собеседника-коллеги. Это не вербализируется. Достаточно иногда одного взгляда, хмыканья, обнимания. Это все учеба. Это сообщество воспитывало, обогащало, способствовало  широкому, не догматичному, творческому  взгляду на жизнь. Когда попадаешь в такую среду, то хочешь ты этого или не хочешь (а мы хотели), но она пронизывает тебя и создает ту почву, на которую можно опереться.

Я окончил геолого-геофизический факультет. Полевые условия, работа на природе дает дополнительные качества студентам: избыточную раскрепощенность, творческий полет и широту знаний. Базовые, универсальные знания из области точных наук дают возможность работать в самых разных областях науки. Мне довелось возглавить Институт горного дела СО РАН. Это крупнейший академический институт мирового звучания. С него начиналось формирование Западно-Сибирского филиала Академии наук – предтечи Сибирского отделения. Те знания, которые я получил в университете, позволили сегодня стать лидером в области геомеханики, горных наук. В этих областях достиг, как говорят мои коллеги, немалого: два научных открытия. Например, явление зональной дезинтеграции горных пород вокруг подземных выработок. Сейчас это открытие вылилось в целое научное направление.

По материалам книги НГУ: вчера, сегодня, завтра. Воспоминания. Очерки. Интервью. Новосиб. гос. ун-т. Новосибирск, 2009. 

Метки: , ,